Рыночная экономика России строится на предпринимательстве. Предпринимательство (предпринимательская деятельность) - самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли. Таким образом, этой деятельности присущи самостоятельность и рисковый характер.

 

Деятельность человека - форма проявления его активности, определенное поведение; в более широком плане - использование жизненных сил, человеческой энергии. Предпринять – значит, начать делать что-либо, приступить к чему-либо. Когда говорят «предприимчивый человек», то имеют в виду умеющего сделать что-либо в нужный момент, находчивого, изобретательного, практичного и умеющего рисковать человека. Люди, которые осуществляют деятельность в экономической сфере, называются предпринимателями. Следовательно, предпринимателю свойственна креативность.

Для того, чтобы осуществлять самостоятельную, креативную, рискованную деятельность, предприниматель нуждается в правах, закрепленных Конституцией, гражданским, административным, налоговым, уголовным и другим законодательством РФ и в защите этих прав.

Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

В ст. 1 ГК РФ приведены общие положения о гражданских правах: граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. В статье из многочисленных прав рассматриваются следующие.

    Как установлено в п. 1 ст. 2 ГК РФ, предпринимательская деятельность направлена на систематическое получение прибыли от (1) пользования имуществом, (2) продажи товаров, (3) выполнения работ или (4)оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. И предприниматель вправе свободно выбрать, каким из 4 видов деятельности ему заниматься.

В п. 4 Постановления КС РФ от 27.12.2012 № 34-П указано, что принципом свободы экономической деятельности, провозглашенной Конституцией РФ в качестве одной из основ конституционного строя России, предопределяются конституционно гарантируемые правомочия, составляющие основное содержание права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Право свободного выбора вида предпринимательской деятельности неразрывно связано с таким же правом - и такова позиция КС РФ - выбора структуры бизнеса, с тем, чтобы обеспечивать получение прибыли.

Естественно, предприниматель, выбирая вид деятельности, структуру бизнеса, выбирает и систему налогообложения, на что также имеет право.

Сложившаяся судебная практика нарушает указанные права. Мясокомбинат в своей деятельности осуществлял следующие хозяйственные операции: закуп скота, переработка, реализация готовой продукции – то, что принято называть структурой бизнеса. В связи с изменением налогового законодательства, которое влекло убытки, изменил структуру бизнеса, как принято говорить, произвел дробление бизнеса, оставил за собой только переработку сырья мяса. Сырье мяса приобретали индивидуальные предприниматели, они же заказывали мясокомбинату переработку и реализовывали готовую продукцию. Выручкой от реализации продукции рассчитывались с мясокомбинатом за оказываемые им услуги, уплачивали налоги.

Налоговая инспекция взыскала с мясокомбината многомиллионные недоимку и штрафы по налогу на прибыль организаций и НДС, и обосновала решение ссылкой на обязанность налогоплательщика сохранить структуру бизнеса, запрет дробить бизнес. Исчислила налоги так, как если бы мясокомбинат, закупая скот, перерабатывал его и сам реализовывал готовую мясопродукцию. Между тем ни мясокомбинатом, ни индивидуальными предпринимателями такая хозяйственная операция, как закуп скота, уже более не осуществлялась.

Инспекция доначислила налоговую базу мясокомбината по НПО и НДС, приписав ему осуществление хозяйственных операций, которые он не осуществлял, причислив к его налоговой базе доходы, полученные не им, а его контрагентами - индивидуальными предпринимателями.

Суды, согласившись с инспекцией, нарушили основополагающий принцип российского материального права, согласно которому каждый обязан уплачивать законно установленные налоги (ст. 57 Конституции РФ, п. 1 ст. 3 НК РФ). Законодательством о налогах и сборах обязанность, которая была возложена на мясокомбинат по уплате налогов по доходам, полученным не им, а другими лицами, не предусмотрена.

Согласно п. 8 ст. 3 ФЗ «О бухгалтерском учете» сделка, хозяйственная операция относятся к фактам хозяйственной жизни, которые оказывают или способны оказать влияние на финансовое положение экономического субъекта, финансовый результат его деятельности и (или) движение денежных средств.

Выводы Инспекции и судов о том, что контрагенты заявителя – индивидуальные предприниматели не осуществляли предпринимательской деятельности, так как не имели для этого соответствующих условий («ресурсов») или же «формально» подписывали документы, противоречат фактическим обстоятельствам, представленным доказательствам и закону. Сделки, хозяйственные операции (приобретение сырья мяса, заказы мясокомбинату на его переработку как давальческое, реализация готовой мясопродукции) совершались индивидуальными предпринимателями, эти сделки и хозяйственные операции оказывали влияние на их финансовое положение, финансовый результат их деятельности, приносили им прибыль, они исправно уплачивали налоги.

Инспекция, приписав мясокомбинату хозяйственные операции, которые он не осуществлял, фактически взыскала налоги вдвойне – с мясокомбината и индивидуальных предпринимателей. Законодательство не предусматривает такого налогообложения.

Интересны, как и порочны, мотивация инспекции и позиция судов. Оказывается, индивидуальные предприниматели применяют льготную систему налогообложения. В результате сумма собранных с мясокомбината и индивидуальных предпринимателей оказалась меньшей, чем, если бы мясокомбинат не дробил бизнес. Раздробив бизнес же, мясокомбинат получил необоснованную налоговую выгоду. Но ведь выгоду от льготного налогового обложения получили индивидуальные предприниматели. Мясокомбинат, не совершив никакого нарушения, был обвинен в причинении ущерба государству.

Судами были напрочь проигнорированы принципы законодательства о налогах и сборах и право мясокомбината на защиту своих прав предпринимателя. В соответствии с п. 1 ст. 3 НК РФ каждое лицо должно уплачивать налоги, и законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения. Из этого принципа усматривается, в частности, вывод, что система налогообложения для одних категорий налогоплательщиков не должна ухудшать финансовое положение других категорий, применяющих иную систему налогообложения.

Этот принцип был нарушен, когда для сельскохозяйственных товаропроизводителей был введен единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН). Организации, являющиеся налогоплательщиками ЕСХН, не признаются налогоплательщиками НДС. Мясокомбинат же, применяющий общую систему налогообложения и признающийся плательщиком НДС, в отношениях с поставщиками скота, сразу терял финансово, вот чем и мотивировалось дробление бизнеса.

Таким образом, законодателем было нарушено право мясокомбината. Тому не оставалось ничего иного, как защищать свое нарушенное право, а именно дробить бизнес. Способы защиты гражданских прав перечислены в ст. 12 ГК РФ, и была выбрана самозащита права. Как разъясняется в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», лицо, право которого нарушено, может прибегнуть к его самозащите, соответствующей способу и характеру нарушения (ст. 14 ГК РФ). Инспекция и суды незаконно отказали мясокомбинату в совершенно законном праве.

Анализируя решения по судебным делам, подобным тем, что вынесены по мясокомбинату, задаешься вопросом - кем причинен ущерб государству? Мясокомбинатом или налоговыми и судебными органами, нарушившими права предпринимателя?

В практике и юридической литературе вопрос о самозащите права налогоплательщика не рассматривается. По-видимому, его важно и необходимо поставить, в том числе на уровне КС РФ. Ведь Пленум ВС РФ в упомянутом Постановлении разъяснил, что лицо, право которого нарушено, может прибегнуть к его самозащите, соответствующей способу и характеру нарушения (ст. 14 ГК РФ). Возможность самозащиты не исключает права такого лица воспользоваться иными способами защиты, предусмотренными ст. 12 ГК РФ, в том числе в судебном порядке.

 

Канд. эк. наук,
автор книг и рекомендаций
для сельхозорганизаций
Б.П.КУТЫРЕВ