Лизинг – финансовая аренда. Сегодня услуги лизинга очень востребованы.

Но наша жизнь настолько непредсказуема: сегодня мы берем технику в лизинг, а завтра возможности платить нет, и эту технику лизингодатель изымает. И уже когда предмет лизинга изъят, лизингополучатели только начинают подробно изучать законодательство. Конечно, лучше это делать до расторжения сделки. Как раз об этом мы поговорим в данной статье: что нужно знать, если лизингодатель изымает предмет лизинга?

Сначала рассмотрим ситуацию из практики, а потом уже выводы по ней.

Между известной лизинговой компанией (назовем ее ОАО «Лизинг») и сельхозорганизацией (СПК «Колхоз») был заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 17.05.2012 на кормоуборочный комбайн сроком на 84 месяца. Общая сумма лизинговых платежей составила 4 400 тыс. рублей. Фактически комбайн поступил с задержкой – в октябре 2012 года.

График платежей кооперативом стал нарушаться в 2013 году (неурожайные годы, большая закредитованность и пр.); предприятие неоднократно обращалось к лизингодателю с просьбами об отсрочке платежа, но они не удовлетворялись. В результате ОАО «Лизинг» обратилось в суд с иском об изъятии у лизингополучателя имущества и взыскания задолженности (пеней и недомки). Решением от 25.12.2014 иск по взысканию задолженности был удовлетворен, а иск по изъятию имущества – нет, поскольку договор лизинга являлся действующим, а доказательства его расторжения не представлены.

 

После суда ОАО «Лизинг» направляет СПК «Колхоз» уведомление от 15.05.2015, в котором сообщает об одностороннем отказе от исполнения (расторжении) с 15.05.2015 договора финансовой аренды (лизинга). Также в Уведомлении указано на обязанность прекращения эксплуатации предмета лизинга и его возвращения до 31.05.2015 по акту приема-передачи представителю лизингодателя по юридическому адресу СПК «Колхоз». В случае невозвращения предметов лизинга лизингодателю к указанному сроку будет осуществлено начисление платы за владение и пользование предметами лизинга в размере платежей, установленных договором.

В Уведомлении о расторжении договора лизингополучателю не сообщалось о возможных последствиях расторжения договора. Лизингополучатель примерно посчитал, что использование техники 2 сезона из установленного Классификатором срока полезного использования 7 лет соответствует сумме выплаченных платежей.

А именно: из общей суммы по договору 4 400 тыс. руб. выплачено было 1 500 тыс. руб. (это без учета пеней и штрафов за просрочки), что составляет 34 %. С момента передачи техники (15.10.2012) до уведомления о расторжении договора (15.05.2015) прошел 31 месяц: 36,9 % от общего срока (84 месяца) договора (который соответствует сроку полезного использования комбайна).

 

До 31.05.2015 представители лизингодателя по адресу нахождения кооператива (и комбайна) не обратились. Кооперативом комбайн не эксплуатировался с момента получения Уведомления о расторжении договора.

Представитель ОАО «Лизинг» прибыл за комбайном 07.06.2016 (спустя более 1 года от заявленной в Уведомлении даты), и комбайн был возвращен со всеми агрегатами, с которыми изначально поступил к лизингополучателю; техника была в хорошем состоянии (с учетом нормального износа за два сезона эксплуатации: июль-сентябрь 2013 и июль-сентябрь 2014 г.г.).

Кормоуборочный комбайн был изъят по Акту изъятия техники от 07.06.2016, в котором указано, что «состояние и комплектность изъятой техники зафиксированы в Акте осмотра технического состояния. Настоящий акт составлен в одностороннем порядке». Лизингополучателю Акт осмотра не выдавался.

 

Далее в СПК «Колхоз» поступает Претензия от 31.07.2018 (спустя 2 года после изъятия техники) с предложением погасить сумму завершающей обязанности по договору лизинга в размере 1 300 тыс. руб.

 

16.09.2018 ОАО «Лизинг» подает иск в суд о взыскании с СПК «Колхоз» указанной суммы. Расчет сальдо встречных обязательств сторон (СВО) был приложен к иску (формула расчета СВО = (СПЛФ + ПФ + У+ С) – (ПЛП – АП + СВПЛ)).

Мы не будем подробно расписывать показатели формулы, но смысл расчета сальдо встречных обязательств сводится к тому, что:

1) Высчитывается процент финансирования (% годовых) из расчета общей суммы всех лизинговых платежей и стоимости самого предмета лизинга (например, 1,5 % годовых по льготной федеральной программе).

2) Далее рассчитывается срок пользования финансированием – до даты изъятия техники (напомню, в нашем примере в уведомлении о расторжении было указано, что комбайн будет изъят 31.05.2015, установлен запрет на его дальнейшую эксплуатацию, но срок финансирования суд учел до 07.06.2016 – когда фактически ОАО «Лизинг» соизволил изъять комбайн).

3) Сумма общего финансирования рассчитывается как закупная стоимость комбайна (3 900 тыс. руб.) плюс плата за финансирование (произведение первоначальной стоимости комбайна на процент годовых 1,5 % на срок финансирования, рассчитанный в предыдущем пункте) –300 тыс. руб.

Итого сумма общего финансирования с момента передачи комбайна (15.10.2012) до его изъятия (07.06.2016) составила 4 200 тыс. руб.

4) Суммарные платежи по договору – 1 500 тыс. руб. (без пеней и штрафов).

5) Определяется стоимость изъятого объекта (берется либо стоимость последующей реализации комбайна по факту, либо стоимость по отчету оценщика) – 1 400 тыс. руб.

6) Сальдо встречных обязательств: рассчитывается как разница между общей суммой предоставленного финансирования (4 200 тыс. руб. – см. п. 3), произведенных платежей по договору (1 500 тыс. руб.) и стоимости возвращенного объекта (1 400 тыс. руб.).

Итого сальдо встречных обязательств по расчетам ОАО «Лизинг» составило: 4 200 – 1 500 – 1 400 = 1 300 тыс. руб.

 

Конечно, был не очень приятный «сюрприз» для СПК «Колхоз» спустя 3 года после расторжения договора и 2 года после изъятия техники – «заплатите еще 1 300 тыс. руб., пожалуйста!», который заключался в следующем, по мнению кооператива:

1. Необоснованно завышенный срок финансирования – представитель лизингодателя мог целенаправленно тянуть время, не изымать предмет лизинга – плата капала (за счет льготной программы лизинга, пусть сумма небольшая – исходя из 1,5 % годовых), в результате изъятие произошло спустя год после заявленной даты в уведомлении о расторжении;

2. Откровенно заниженная стоимость комбайна по отчету оценщика (отчет оценщика лизинговая компания тоже делать не спешила: он датирован был октябрем 2017 года) – 1 400 000 руб. для комбайна 2012 г.в. с агрегатами в отличном состоянии.

Где находился объект лизинга с момента изъятия (07.06.2016) и до проведения оценки – лизингополучатель пояснить, и тем более отвечать за это и за техническое состояние, в котором находилась техника при проведении оценки, не может.

 

Согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ - при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

 

На основании этого, пытались доказать суду, что лизингодатель отнесся недобросовестно к исполнению своих обязательств по изъятию объекта в срок, установленный в уведомлении (31.05.2015, допустив тем самым простой комбайна и его моральный износ за этот период - до 07.06.2016), не принял меры по реализации объекта (или проведении его оценки) в «разумный срок», в связи с этим:

1. Оценочная стоимость такого комбайна занижена, т.к. реальная стоимость даже по данным сайта лизингодателя по технике б/у на сайте (это на момент спора в 2019 году, не в 2016 году) от 2 300 000 руб. до 3 000 000 руб. – довод судом не принят: ничем не подкрепленный факт (скриншотов с сайтов мало; надо учитывать состояние техники). А доказательств того, что комбайн был в хорошем состоянии, у кооператива не было – акта осмотра, ссылка на который была в акте изъятия от 07.06.2019, на руках не было (не знали / не выдали / не проконтролировали).

2. СПК «Колхоз» не считает отчет оценщика надлежащим доказательством, т.к. оценка проведена по состоянию на октябрь 2017 года, в то время когда договор лизинга расторгнут 31.05.2015, объект изъят 07.06.2016. В связи с этим, лизингополучатель не мог нести ответственность за события, которые могли произойти в период с июня 2016 года по октябрь 2017 года, которые могли повлиять на оценку.

В связи с этим просили суд посчитать стоимость изъятого предмета как остаточную стоимость 2 500 000 руб. с учетом срока полезного использования комбайна до его консервации (т.е. срок эксплуатации с июля 2013 по май 2015 года).

Но суд отклонил и этот довод: якобы расчет сальдо встречных обязательств сторон (СВО) не предусматривает использование остаточной стоимости.

 

А теперь выводы по ситуации, и ряд моментов,

своевременное соблюдение которых бы значительно минимизировало потери при расторжении договора лизинга

 

1. Изъятие лизингового имущества возможно исключительно при расторжении договора. У лизингополучателя есть полное право не согласиться с решением лизингодателя о расторжении договора и изъятии имущества.

В связи с этим после получения Уведомления 15.05.2012 можно было отказать в расторжении (и продолжать использовать комбайн) - в этом случае точку в споре поставил бы только суд.

Дополнительно сообщаем, что договор лизинга не будет расторгнут судом, если к моменту принятия решения вся задолженность лизингополучателя будет погашена.

 

2. Если договор все же расторгнут (судом или ответным уведомлением-согласием лизингополучателя), и есть угроза изъятия лизингового имущества, то стоит получить актуальную информацию о его текущей стоимости - лучше всего провести независимую экспертизу стоимости объекта лизинга самостоятельно.

Если бы СПК «Колхоз» сделал оценку на момент расторжения/изъятия – то эта оценка отражала бы реальную стоимость комбайна, которая, по мнению кооператива, на момент расторжения / изъятия составляла около 3 000 тыс. руб.

 

3. Если лизинговое имущество изымается лизингодателем, то должен быть составлен Акт приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю (при этом в акте приема-передачи или прилагаемом к нему акте осмотра обязательно указать недостатки изымаемого объекта, либо же указать, что недостатков нет). Данный документ вступает в законную силу только при наличии в нем подписей обеих сторон сделки.

Обязательная информация, подлежащая указанию в акте приема-передачи (возврата/ изъятия) лизингового имущества:

  • дата и место передачи (изъятия);
  • данные обеих сторон сделки;
  • основания, по которым происходит изъятие предметов лизинга;
  • перечень предметов и состояние на данный момент;
  • список неотделимых улучшений предмета лизинга (если они производились лизингополучателем).

    Если лизингополучатель не согласен с содержанием акта, то до его подписания внести в акт все замечания.

    Сегодня СПК «Колхоз» обязательно бы проконтролировал содержание Акта приема-передачи и Акта осмотра, а также позаботился о наличии у себя вторых экземпляров.

     

    4. Передавать объект лизинга можно только лицам, имеющим при себе подтверждающие документы на право представлять интересы лизинговой компании. Передавать имущество следует только после подписания двустороннего акта приема-передачи.

    Здесь проблем не было, хоть и представитель ОАО «Лизинг» доверенность не предъявлял. Тем не менее, вывод на будущее: обязательно иметь оригинал доверенности на представителя ОАО «Лизинг», изымающего объект лизинга.

     

    5. Расчет сальдо встречных обязательств произвести в момент изъятия техники или непосредственно после него.

    Этот пункт СПК «Колхоз» соблюден не был, что повлекло непредвиденные и неожиданные расходы/убытки.

    Хотя, если бы объект лизинга был оценен в размере 3 000 тыс. руб., сальдо встречных обязательств бы составило: 4 200 тыс. руб. – 1 500 тыс. руб. – 3 000 тыс. руб. = - 300 тыс. руб. (в пользу СПК «Колхоз»).

     

    Вывод:

    Попытка лизинговой компании получить максимальную прибыль с лизингополучателя в рассматриваемом нами случае увенчалась успехом.

    СПК «Колхоз» оценка объекта лизинга на дату расторжения договора не проводилась (так как лизингополучатель впервые столкнулся с подобной ситуацией, и считал, что лизингодатель на момент изъятия имущества должен был согласовать стоимость изымаемой техники, либо как-то иным образом сообщить о стоимости возвращенного предмета до его реализации).

    Лизингодатель не сообщил в уведомлении о расторжении договора о последствиях расторжения договора; не инициировал заключение соглашения с лизингополучателем о сроке, в который объект лизинга будет реализован (чтобы лизингополучатель имел какую-либо возможность способствовать продаже объекта по более высокой стоимости; либо иметь возможность провести оценку объекта).

    Таким образом, лизингодатель заведомо понимал, что в любом случае получит «причитающуюся сумму», никоим образом не заботясь о соотношении источников ее покрытия (за счет суммы от продажи объекта или за счет средств лизингополучателя).

    Суды при принятии решений все же исходят из норм законодательства, и шанс отстоять свою позицию есть. Но важно не столько воспользоваться своими правами в соответствии с действующим законодательством, сколько воспользоваться ими вовремя (желательно на стадии угрозы расторжения договора лизинга).